Венера Таврическая

Ста­туя, назва­ние кото­рой сто­ит в загла­вии этой ста­тьи обык­но­вен­но назы­ва­ет­ся Таври­че­скою по тому двор­цу, в кото­ром она сохра­нялась , а отнюдь не по про­ис­хож­де­нию, как мож­но было бы заклю­чить: она откры­та не в нашей Таври­де, а в Риме, этом неис­чер­па­е­мом месте нахож­де­ния антич­ных изва­я­ний. Най­ден­ная в нача­ле 18-го века при рытье фун­да­мен­та для одно­го дома, неиз­вест­но, в какой части горо­да Рима, она была вско­ре после того при­об­ре­те­на для Рос­сии по пове­ле­нию Пет­ра Вели­ко­го и пере­ве­зе­на в Петер­бург, — веро­ят­но, пер­вое из антич­ных изва­я­ний, зане­сен­ных на бере­га Невы счаст­ли­вым рас­про­стра­не­ни­ем евро­пей­ской циви­ли­за­ции..Боги­ня-жен­щи­на изоб­ра­же­на в нашей ста­туе, как она, вся нагая, выхо­дит из купаль­ни. Ее одеж­да еще лежит у ее ног на сосу­де с аро­ма­та­ми, ἀλάβαστρον. Она толь­ко что оста­ви­ла воду и сто­ит нетвер­до на левой ноге, очень немно­го накло­нив­шись напе­ред, кажет­ся для того, чтоб ско­рее стек­ла вла­га. Обе руки она при­бли­зи­ла к туло­ви­щу и его немно­го закры­ла ими, не столь­ко, кажет­ся, от стыд­ли­во­сти, сколь­ко от холо­да, кото­рый она слег­ка ощу­ти­ла. Нам оста­ет­ся толь­ко пред­ста­вить чита­те­лям несколь­ко актов, отно­ся­щих­ся к ее при­об­ре­те­нию. Они сооб­ще­ны авто­ром выше­упо­мя­ну­той ста­тьи, поме­щен­ной в «Чте­ни­ях» 1848 года.

     В 1718 году пове­лел Госу­дарь Петр Вели­кий капи­та­ну Юрию Коло­гри­во­ву купить в Риме извест­ную по древ­но­сти изящ­но­го вая­ния мра­мор­ную ста­тую Вене­ры. Коло­гри­вов, купя оную, отдал скульп­то­ру Легри почи­нить отши­бен­ную у нее голо­ву и при­де­лать руки, кото­рые были утра­че­ны; выши­на ее шесть футов, а пье­де­стал в три фута с поло­ви­ною; на том пье­де­ста­ле иссе­че­на древ­няя над­пись. Рим­ский губер­на­тор, Фаль­ко­нье­ри, узнав о сем, велел отобрать сию ста­тую у скульп­то­ра, про­дав­ца аре­сто­вал, вос­пре­тил выпус­кать ее из Рима и поста­вил в скрыт­ном месте пап­ско­го сада. Папа при­ка­зал сде­лать над нею испы­та­ние, под­лин­но ли она ста­ро­го гре­че­ско­го мра­мо­ра, для чего высе­че­но было доло­том в трех местах; после такой про­бы ока­за­лась она древ­нею и при­зна­на отлич­ной рабо­ты.
Как ско­ро дошло изве­стие до Госу­да­ря о задер­жа­нии сей ста­туи, то при­ка­зал он быв­ше­му тогда в Вене­ции аген­ту, Бекле­ми­ше­ву, ехать в Рим, вме­сте с надвор­ным совет­ни­ком Рагу­зин­ским, гра­фом Сав­вою Вла­ди­сла­ви­чем, про­сить папу Кли­мен­та XI, чтобы доз­во­лил вывезть ту ста­тую в Рос­сию. Ста­ра­ни­ем кар­ди­на­лов Либа­ни и Отто­ба­ни, папа на сие согла­сил­ся и назна­чил ста­тую в пода­рок Госу­да­рю, с таким объ­яс­не­ни­ем, что хотя, по всем в Риме уста­нов­лен­ным пра­ви­лам, нель­зя и не поз­во­ле­но выво­зить ника­кой древ­ней вещи, но он сде­лал то в угод­ность Госу­да­рю, при­зна­вая себя одол­жен­ным за ока­зан­ную им, по его тре­бо­ва­нию, бла­го­склон­ность к мис­си­о­не­рам. А кар­ди­нал Отто­ба­ни писал, от 8-го июня 1719 года, к Пет­ру I-му, то древ­няя ста­туя Вене­ры с ста­рин­ным под­но­жи­ем … в резь­бе пре­вос­ход­ное, не усту­па­ет ника­ко­му в Риме укра­ше­нию и, чая­тель­но, во всей Евро­пе не най­дет­ся дру­гой ста­туи, ей подоб­ной.
О той же ста­туе писал Вла­ди­сла­вич, что в Риме ста­вят ее за вели­ко и даже пред­по­чи­та­ют той, кото­рая нахо­дит­ся у гер­цо­га Фло­рен­тин­ско­го.
Госу­дарь, полу­чив изве­стие об отправ­ле­нии сих ред­ко­стей из Рима, дал пове­ле­ние канц­ле­ру гра­фу Голов­ки­ну сле­ду­ю­ще­го содер­жа­ния: «На доне­се­ние Вла­ди­сла­ви­ча о извест­ной ста­туе, повеле­ва­ем отпра­вить оную до Инзбру­ка на мулах в качал­ке, отту­да Дуна­ем до Вены, где пре­по­ру­чить Ягу­жин­ско­му, чтоб он сде­лал для сего каре­ту на пру­жи­нах и отпра­вил бы водою до Кра­ко­ва, и в про­во­жа­тых послать Иоси­фа Фран­ка; про­чие ж мра­мор­ные вещи отпу­стить можем в Голан­дию».

Венера Таврическая